Белая нить (повесть с продолжением)

Перейти вниз

Белая нить (повесть с продолжением)

Сообщение  zamerz в Ср Апр 25, 2012 2:25 pm


Часть I
3 борта ИЛ-76 МД заходили на посадку в кромешной тьме, под непрерывным огнем "ШИЛОК". Наш борт получил многочисленные повреждения, горели 2 двигателя. Появились первые 200 и 300, пол весь был залит кровью.
На земле разведка не смогла нам обеспечить посадку, она сама попала в западню, эфир разрывали на части гибнущие группы разведчиков,
- Абодатр я Луна, прием... срочно нужна помощь, звучало из радиостанций. Я всеми фибрами своей души ощущал по голосу радиста, что он получил тяжёлое ранение (дальнейшая его судьба мне не известна) Взревела сирена на борту ИЛа, предупреждая нас о том, что будет жёсткая посадка.
Взлетка была полностью забита всякого рода техникой, было это сделанно для того, чтобы самолеты не смолгли сесть, а выброс десанта в условиях гор равносилен 100% гибели, вот почему на земле шёл ожесточенный бой за владение аэродромом. Самолет резко "клюнул" фезюляжем вниз, выписав крутую глиссаду и вот... БАХ! Первый удар о землю, от удара полностью сломались все шасси, и этот гигантский монстр, взрывая землю, понимая в воздух все, что можно гравий, пыль, песок с диким ревом и грохотом скреб на брюхе рядом со взлетной полосой. От удара у ИЛа оторвало рампу и аппарель хлопала об корпус боевой машины как калиточка в силный ветер.
Я находился в каком-то до сели мне непонятном состоянии...оглушённый, заваленый всем чем только можно, преложив немало усилий я все таки выбрался из этого кошмара на землю. Картина в ночи предстала во всей своей красе... По нам били из всего что только можно, повинуясь инстинкту самосохранения кто бежал, кто полз, кто просто переворачивался, но подальше от этого за бруствер, да туда, там спасение. Оказвшись за бруствером я увидел, что уже идет во всю бой, в ночи здание аэродрома выглядело как какая-то скала, от которой всполохи разрывов выстрелов от гранатометов и многочисенных рекошетов трасирующих пуль, напоминали цветомызыку на грандиозной дискотеке. В себя я пришол только когда у меня кончился первый рожок (теперь я понимаю что такое состояние аффекта) разгрузка на мне была разорвана, справа два рожка были разбиты и пружина от механизма била мне в лицо (так вот что мне мешало вести огонь)
Я отодрал от себя все, что мне мешало вести бой, перезарядил автомат, вскинул судорожно ища цель, как БАХ! Вспышка ослепила меня и что-то сильно ударило в лицо, на мгновение у меня застыла картинка взрыва, рот битком забило землей, глаза полностью в земле, первая мысль, - все.... но нет, надо что-то делать, что? Так, дышать немогу, руки сами бросились ко рту и начали освобождать рот от земли, фуууууу, вздох, кашель, рвота...
- Вторая рота вперед! Сквозь грохот боя пронзила команда ротного, справа от меня заработал ПК (пулемет Калашникова) это мой друг Олег (в последствии Герой России, посмертно, погиб освобождая детей из школы в Беслане)
Все смешалось в ночи, грохот боя, крики, дым и гарь от которой невозможно дышать. И неведение... растерянность, не знание обстановки. Было чувство, что нас окружили и ведут кинжальный огонь, не довая поднять головы, но это было ложное ощущение, я бы сказал ощущение страха, страха который находится во всем твоем сознании и парализует тело, словно роботом человек становится, не хозяин самому себе. Голова ищет спасения, а тело ведет бой, вопреки сознанию, руки судорожно срывают рожок, вставляют новый и продолжаешь стрелять уже на бегу. В зареве разрывов мелькают силуэты наших бойцов, рвущихся к зданию аэропорта, все ближе и ближе этот бастион смерти, ощетинившийся смертоносным оружием... Над головой полетела граната от выстрела из гранатомета, ударила в оконный проем заложенный мешками с песком, вспышка и метеорит раскаленных осколков разбил в пыль огневую точку духов. Лишь густой черный дым на фоне разрывов гранат да пылающие проемы окон, вот то, что увидел, а точнее зафиксировала память в эту минуту.
Оказавшись на 1 этаже, в каком то из подсобных помещений, я смог перевести дух..., осмотреться и проверить боеприпасы. Проверил. Из боеприпасов у меня осталась только сигнальная ракета, куда делись 2 эфки (ручная граната Ф-1) я непонял, калаш был пустой, а в здании вовсю идет бой, пришлось кумекать на ходу... Сердце бешено колотилось в груди, тяжело было дышать, нос был забит запекшийся кровью, плюс я получил сотряс и небольшую контузию (это я потом узнал) и это я еще хорошо отделался. Ну да ладно, это все царапины по сравнению с тем, что досталось ребятам. Недолго мне пришлось кумекать, в оконный проем буквально влетели два бойца с 1 роты, Влад с лета мне
- Ты ранен?
- Я не знаю
- У вас патроны есть?
- Есть но магазины пусты.
Тут же начали набивать рожки, у меня была такая скорость, что никакие нормативы не смогли бы оценить насколько я быстр и ловок...
А в это время, на другом конйе здания группа ст. л-та Анисимова, захватив цокольные помещения первого этажа, с боем прорывались к центру, к кассовому залу. Боевики несли огромные потери, моральный дух их был сломлен и они уже не оказывали такого яростного сопративления как на взлетке, многие ища спасения с кусками белой материи умоляли не стрелять, говорили, что тут они оказались случайно или того хлеще находились в заложниках. Всех кто здавался бегом отправляли на взлетку, там был стихийно организован приемный пункт где их собирали и они просто сидели ожидая развязки этих событий. А до развязки еще было далеко, со стороны ГСМ к ним на выручку рвался отряд полевого командира инженера Башира. Сама операция по захвату аэропорта была поставленна под угрозу срыва, бой вспыхнул еще болие жёсче и яростней. Заработали минометы, бившие по зданию, не надо быть великим стратегом, чтобы понять, кому мины наносили урон, наверное и так понятно. Мины ложились на балкон 2 этажа, где находилась оснавная масса боевиков, таким образом "дружеская" артилерия оказала нам неоценимую услугу, задавив все огневые точки, которые не довали нам подняться на 2 этаж. В итоге к рассвету здание аэропорта находилось полностью в наших руках. Площадь перед зданием была заваленна трупами боевиков, дерзнувших с ходу овладеть зданием, они получили такой силы удар, от которого оправиться уже не смогли....
Захватив аэропорт, мы овладели инициативой и продолжали ее развивать в течении следующего дня. К обеду мы приняли первый борт, освободив взлетку от всякого хлама который не давал сесть самолетам. У нас появилась техника и арта которая тут же развернула свои позиции и стала гулко долбить по убегающим и бросающим все на ходу боевикам. На технике наши группы стали нагонять боевиков, пулеметным и автоматным огнем уничтожать их. Понимая свою неминуемую гибель, боевики ища спасения забивались в отдельно стоящие здания, пытались сопротивляться, но получив арт удар чудесным образом выкидывали белый флаг. Вид у них был жалкий, в нехватке артистизма их трудно упрекнуть, каких клоунов только нет, смех да и только, начиная от симулянтов умалишонных, до откровенно выловленных в туалетных ямах, можете представить себе картину, джентельмены удачи со своим бетоном, просто отдыхают.



Часть II
Это было давно. Еще когда служил в Кундузе (Афганистан) Климатические условия этой "чудесной" страны очень напоминают нечто среднее между пусыней Гоби и непролазыми скалами Тибета. Задница мира, черная дыра сковородки, курица не птица, - Афган не заграница итд можно продолжать до бесконечности. Даже великий и могучий не сможет дать оценку и подабрать подходящий эпитет этого простатита на карте планеты.
У нас в батальене был веселый парень, Миша-подогреватель, водила водовозки ЗИЛ -130, чем-то он напоминал персонажа из фильма Шукшина "Есть такой парень", Куравлев его играл. Ну вобщем, как ехать ему за водой, так это целая спец-операция, духи знали, что у нас проблема №1 это вода и всячески пытались что бы вода до нас не докатилась и после каждого приезда машина напоминала полевальную машину.... С цистерны вода бежала как из лейки обильно поливая Афганскую пыль, то есть канистра (так мы ее называли) была как сито. И только она заезжала в батальен, как мы все бросались конапатить деревянными чепиками пробои от пуль (можете себе представить эту бочку похожую на дикобраза)
Качесво воды, мягко говоря, не соответствовала вообще названию вода, это была мутная жижа, взятая из тухлого арыка. Мало того духи постоянно подбрасывали вверх по течению туши дохлых животных, то корову, то осла, вобщем травили итак непригодную воду. Процедура отчистки воды представляла собой сложный химический процесс (понятно, насколько это было возможно) В специальных резиновых емкостях (гандонах) она отстаивалась, затем переливалась, осадок выливался, а затем обеззараживалась и после кипятилась. Официально это называлось тех.вода, а не официально мы на ней жили, пили, готовили пищу и так далее.
Эпизодически по подразделениям контингента прокатывалась всякого рода напасть. То чесотка нападет, то вша бельевая заведется, то розочками ноги покроются, что аж еле ходят, а тут дезентерия. Вобщем эту дезентирию привез Миша-подогреватель и весь батальен в одночасье вышел из строя, а что это такое в условиях войны наверное понятно, автоматически мы становились легкой добычей духов. С Кабула вертушками закинули медиков с госпиталя. Начались промывания, уколы, микстуры и естественно взятие анализов, причем из того места откуда берется весь солдатский юмор. Вобщем как вы уже догодались, брался мазок из заднего прохода. Вы представляете себе боевое подразделение, разведчики, стоящие в позе водоплавающего с клешнями и с опущенными штанами причем в ротной коробке. Ну и естественно весь процесс происходит у тебя перед носом у впереди стоящего товарища. Что я только не услышал, каких только приколов не выдал солдатский юмор, ржание не мог остановить ни ротный, ни комбат. Последней каплей была фраза Миши-подогревателя, на вопрос майора медика,
- Солдат, а ты что бумагой не пользуешся?
На что Миша совершенно серьезно ответил,
- А у нас в казарме радио! (я плакал от смеха)



Часть III
Родом я из Волгограда, волею судьбы я попал на Урал в Башкирию и живу тут уже больше 10 лет. Отец у меня отсюда, а мама родом из казачего края, корни из станици Качалено, которая стоит на берегу Дона. Все мое детство и юность прошла на берегу великой русской реки Волга, росли мы и крепли на великих традициях казачего духа, силы и воли, не отступать и не сдаваться. Быть везде первым с детства приучала нас быть смелыми и ловкими. Нас это пять моих друзей, Санчо, Робин, Бамба (Бамбура), Базель и Лысый. Вместе учились, вместе поступили на один факультет, вместе попали в армию и вместе воевали.
5 июня 1987 года самалет Ту-154 набрав высоту, резал голубое небо моей Родины, все дальше унося нас на юг, от теплого берега Волги к пыльным и знойным ветрам Ферганы, а затем и Афгана. Кундуз, разведбат, вчерашние мальчишки с дискотеки в молодежном центре, превратились в псов войны. Окрепли и возмужали в огненных и рукопашных схватках с душманами, получили первые награды и первые ранения, а главное смогли понять в дали от дома, насколько мы любим свою Родину - Великую Россию.
Так уж устроен человек, что побывав в "нестандартной" для себя ситуации длительное время, он так же длительное время как бы по инерции проживает это нестандартное состояние уже в нормальных условиях. Так и у нас получилось, вроде бы телом ты дома, а умом на войне. Шарахались от каждого громкого хлопка, подпрыгивали от сигнала машины, один раз чуть не лег на асфальт от хлопка выхлопной в центре города. Все не так и не этак, раздражительность, часто срывались по пустякам, даже между собой. Испытали синдром войны на своей шкуре. Но выручали нас наши девченки и конечно любили выпить. Вобщем, незаметно для себя, потихоньку начали бухать. Пили так, что упаси Господи, ящиками, а напившись, шарахались во дворе от подъезда к подьезду, орали на гитарах не давая спать людям.
Темой наших разговоров, с чего бы мы не начинали, всегда была армия. Будь то сам Афган, или служба после вывода войск. Мне повезло больше всех, я попал опять в загранку. ЦГВ, Чехословакия, Дэчин, Страж-под-Ральскем, Лысый и Бамба на Сахалин, Санче в Витебск, Робин в Кишенев, Базель в Тбилиси. Но тут мы только дослуживали 2,5 месяца, попав из задници мира в цветущую Европу. Поблажек мне не сделали так как командиры у меня все были Афганцами и мои понты они не оценили, а наоборот спрашивали в два раза строже с меня. Потом я понял почему. На параде 9 мая на груди комбата была звезда героя, а у ротного два ордена Красной Звезды.
Я немогу многие детали того времени выложить на бумаге, одно скажу, комбат и ротный оказались настоящими мужиками, да и ребята с роты тоже. Один из них Олег стал моим другом (на данный момент он командир спец подразделения "А", в народе Альфа, что ему пришлось пережить, историки еще не скоро напишут) В то время я себя почувствовал ахеренно бывалым челом, как бы слеганцухи приху...им, попав в роту всем пацанам естественно было интересн как там? Чувствуя к своей персоне повышенное внимание, я сам незаметил как за один вечер превратился в царька так сказать. Утром на постраение ротный одной из задач на день ставит задачу старшине,
- Переоденьте вновь прибывшего.. те меня (я был в афганке, токая форма в то время была только у нас) начто я сказал,
- Не ты мне ее давал, не тебе ее снимать, снимеш только со шкурой. Ротный сказал, после развода зайдеш в канцелярию.
В канцелярии с ротным у меня состоялся мужской разговор, после которого мы с ним сидели до утра и говорили за жизнь. Я понял, что я лох самый натуральный, не то чтобы он меня унижал, просто на фактах и примерах мне показал как я выгляжу со стороны, тогда я крепко задумался.
Борт Ту-134, выполняющий рейс, Миловици - Волгоград, нес на своих могучих крыльях не просто дембелей, а счастливых людей отслуживших и отдавших Родине лучшие свои годы. Один из этих счастливых людей был я. На моей парадке болтались две медали, БЗ (боевые заслуги) и Отвага. Самолёт коснулся колёсами взлётки и в салоне прокатилась волна душевного подьема, переросшая каким-то непонятным образом в аподисменты.
13.42 показывало электронное табло, время прибытия лайнера. Я стоял растерянный и какой то оглушённый на площади перед аэровокзалом, курил сигареты "Приор" и испытывал какое-то непонятное досели чувство, толи стеснения толи растерянности. Как чей-то голос оторвал меня от моих мыслей,
- Куда едем, солдат?
- Домой, тихо сказал я.
ГАЗ-24 "Волга" с шашечками, подкатила к моему подьезду. Возле подьезда как и раньше сидели все наши старушки, узнав меня они все сразу стали меня обнимать и целовать. Каждая тащила к себе домой на чай. Я не успевал отвечать на все их вопросы и сам не заметил как разросла перед подьездом толпа из соседей, знакомых и друзей. Первый кого я увидел, был Бомба (Бамбура)
- Грёбаная тетя, как ты постарела, были его первые слова, преже че мы обнялись. Как будто 100 лет не виделись после вывода. Наши все здесь! Все уже приехали, вот тебя только ждем, Стасон. С 5 этажа кричал Санче из окна своей квартиры,
- Сюда давай, пиво стынет. Так началась моя гражданская жизнь, но как выестнится позднее, она была недолгой.



Часть IV
Долго ли, коротко ли, но потихоньку жизнь берет свое. Я оканчательно втянулся в жизнь на гражданке, расслабился, начал пропускать занятия в институте. Открыл один из первых кооперативов (тогда малый бизнес так и назывался - кооператив) Политика Горбочева просто заставляла поднять лежачие дениги из под ног. Хочу отметить, что в возрасте 22 года я купил себе сам первую машину, 2108 мокрый асфальт. По тем временам просто бомба. Ну и естественно гулянки до утра с друзьями, дискотеки, бары и так далее. Деньги тогда у нас были просто шальные, а где большие деньги, там всегда большие неприятности. Начались первые конфликты, первые разборки и стрелки, на которых жизнь висела на волоске. Но тогда мы не отдавали себе в этом отчет, когда ты молодой и сильный мозги не нужны. Но это заблуждение я испытал на своей шкуре, когда на одной из разборок погиб Робин.
За смерть друга мы поклялись отомстить, он был застрелен чеченом Амади. Милиция тогда вообще никуда не вмешивалась. Над городом навис запах войны, появилось множество эмиссаров Дудаева. Одна из группировок как раз вступила в открытый конфликт с "жилухой", то есть с нами. Через три дня были растрелены наши друзья с нижнего двора, их растреляли из автоматов в машине, по ним было выпущено 9 рожков из АК-74, машина была похожа на сито.
Ночью на Даргоре (это такой район в городе) вспыхнули зарева пожарищ которые озорили ночное небо над городом. Это горели чеченские дома, удар был жестоким, так началась прилюдия к большой кавказкой войне.
А в это время в закавказье, вспыхнул тлеющий конфликт, между армянам и азербайджанцами, тогда я впервый раз услышал о Нагорном Карабахе.
Волгоградская обл. военный полигон "Прутбой". Студенты 4 курса факультета механизации сельского хозяйства сдают экзамены по навесной (мартирной) стрельбе из гаубиц М-30 и Д-30. Военная кафедра ВСХИ в полном составе в поле, развернула свои батареии на позиции, задача поразить цели, указанные числителем на растоянии 15 км. Экзамен сдан на отличьно, вручение погон лейтенантов и естественно фуршет на реке Карповка. С нами отмечают обмыв погон так же офицеры с арт полка, который расположен на другом берегу речки. Из разговоров с офицерами я узнаю, что на днях их перебрасывают в Нахичевань, всвязи с событиями на Кавказе. По приезду домой, на следующий день меня и всех моих друзей вызывают в военкомат, но вызывают как то странно. За нами прислали "Рафик" (микроавтобус, раньше были как маршрутное такси) и по приезду в военкомат я увидел много старых знакомых, с которыми встречался в Афгане. Цель нашего сбора была понятна, нас призовут вновь тушить пожар войны.



Часть V
Согластно моб предписанию мы попали в ДШБ -"Гранит", позывной - "ЭХО", это был непростой батальён, он был сформерован по штату военного времени, численность его составляла более 1500 тыс человек, усиленный танками и артилерией. Вооружение его не знало аналогов во всей армии, средний возраст бойца составлял 25 лет, причем у каждого за спиной был был опыт боевых действий, начиная с Анголы, Мазамбика и заканчивая Афганом. Забегая вперед скажу, что мы наводили ужас не только на боевиков, которые при одном только упоминании "Гранит", теряли волю ко всякому сопротивлению, но и на хваленых эмисаров и инструкторов из НАТО, АСЕАН и ОАКа.
Колонна военной техники ощетинившейся вооружением двигалась, петляя в серпантине пыльных горных дорог. В переди колонны шли танки Т-72 (с активной броней) и Т-80, следом за танками шли зенитки, "Шилки" и "Тунгуски", середина колонны состояла из винегрета колесной техники "КАМАЗОВ", "УРАЛОВ", ГАЗ-66, БТР-70, БТР-80, БРДМ,"ГРАД" на базе "ЗИЛ"-131, БМП-1, БМП-2, а также штабных МТЛБ, санитарных "таблеток", техзамыкания и кухни. С воздуха колонну прикрывало звено вертолетов МИ-24, с позывным "Сарепта", чередуясь с другим звеном с позывным "Фокстрот".
Пыль, везде пыль, от нее нет спасения. Лицо замотано ветошью как у бедуина, на глазах очки, пылью засыпано все. Она как цемент, стекает словно вода со всего, где только можно. На зубах скрепит песок, нос полностью забит, словно в него натолкали ваты. Где-то впереди еле заметны очертания впереди идущей машины, хотя интервал-дистанции не больше 10 метров.
- Стоп!... Прозвучала команда в наушниках шлемофона.
- Командиры машин, ко мне!
- Это комбат нас вызывает, сказал Санчё поворачиваясь ко мне.
- Ну что, пошли...
Так, впереди подьем затяжной, а за ним резкий спуск, место очень для нас неприятное. Мы его будем проходить как в жолобе, со всех сторон мы открыты для огня, и с лева и с права как карнизы нависают балконы скал. Разведка полной уверенности в безопасном проходе гарантий не дает, чтобы разведоть основательно нужно время, примерно около суток, у нас нет его столько. - Нам надо во что бы то ни стало к вечеру прибыть в район и встать на позиции между двумя противоборствующими по сути дела армиями, сказал комбат, перед построенными возе его БМП-2 командирами рот и взводов.
Танки колонны уже почти добрались до выхода из ущелья, как внезапно рванула машина ВМО (взвод материального обеспечения). "Урал-М" - следующая цель боевиков, вспыхнул как факел, обильно смоченный бензином, ударил свинцовый град пуль, а следом в догонку и выстрелы от РПГ-7 с осколочьно-фугасными гранатами.
Спрыгнув с брони, пригибаясь как можно ниже к земле, почти на четвереньках я пулей оказался возе ниши в скале. Визг и удары пуль о стену заставит кого угодно растеряться в первую минуту, инстинктивно ища спасение. Удар выстрела от РПГ о броню БМП-2, стоящую на дороге, разбудил меня. По шлейфу от выстрела я определил примерное место откуда был произведен выстрел. Все свое внимание я сосредоточил на этом месте, ища в прицеле эту невидимую цель. Вот он! я его вижу. Короткая очредь, еще одна, трассы от пуль точьно легли по цели, как в замедленой сьемке тело сползало опершись о валун каким-то неестественным образом и выставив вперед руки, завалив голову набок, медленно исчезло за камнем.
Все ущелье наполнилось дымом и пороховой гарью, грохот орудий и автоматная трескотня слились в один монотонный гул, всполохи взрывов покрыли весь учаток горы откуда еще минуту назад был открыт по колонне огонь. Бой был коротким, мы не дали бандитам уйти. Они надеялись на легкую добычу, наивные... они не знали еще, что это идет "ГРАНИТ!"
Пока шла зачистка склона, я стоял возле убитого боевика и думал, что заставило его воевать. На вид ему было лет 25-30, видно было, что он явно не с деревни. Многое выдовало в нем оборзевшего, распальцованного типа... кросовки "Пума"(кожанные) комуфляж явно купленный где-то долеко за пределами СССР да и вообще на лбу было написано, что ему явно захотелось развлечься, тоесть это был не стандартный дух,
- Ну что навоевался? Это тебе не в кабаке пальцы гнуть...
- По машинам... прокатилась по цепи команда, моторы взревели и колонна продолжила свой путь. Для одних это был путь в вечность, для других это был путь доблести и героизма.
Уже пошёл третий месяц нашего пребывани в троншеях, уже успели навоеваться и заработать славу "безбашенных" и та и другая сторона вообще не подлазила к нам на пушечьный выстрел. Мы работали только рейдовыми группами, маневр и внезапность стала нашей визитной карточкой, - где "Гранит" там победа!
Война, война, тяжёлый труд. Сколько только земли пришлось перелопатить, сколько выкорчевать камня, сколько потов пролить, ни какие нормы работ не могут сравниться с "нормой" солдатского тяжёлого труда, тем более в полевых условиях. Голый скальный грунт сломал не одну кирку и лопату, сколько тратила рвало эту землю, если ее можно назвать землёй, сколько сорванных мозолей об черенки лопат, сколько уложено бута и камня и сколько выпито воды... Невозможно это сосчетать, как невозможно оценить жизнь человека.

В эти тяжёлых и морально и физически условиях, мы умудрялись находить и положительные моменты нашего пребывания в этой точке на карте нашей Родины. А именно чувствовали свою полезность и нужность простым людям, которые искали защиту от нименуемой гибили, поподи они в руки отпетых живодеров. Нам приходилось не одну машину с истерзанными телами, нагруженными как дрова вывозить из мест непосредственных боестолкновений, а именно из захваченных населенных пунктов, которые мы с боем отбивали у противника. Картины перед нашим взором представали ошеломляющие, не для слабонервных.

Беженцы заполонили практически всю долину, расположившись лагерем из разноцветных палаток и всякого рода шатров, по подобию яранг, как у чукчей. Многочисленные гуманитарные организации все чаще стали появляться в этом лагере для беженцев, в том числе и "Красный крест". Позиции нашего батальёна находились на вершине сопки, тем самым как бы прикрывали лагерь и контралировали две дороги, обьехать которые было невозможно, да что там обьехать, даже обойти просто нереально (за исключением хорошо подготовленных альпинистов) На удалении 2-3 км от позиций, по дорогам стояли блок-посты, которые хорошо просматривались из троншей и капаниров батальёна. Блок-посты выполняли роль буфера, тем самым принимая первый удар на себя, давая возможность батальену нанести арт удар и не дать боевикам ни малейшего шанса уйти от возмездия
Блок-пост, с позывным "Луна-10" стоял перед мостом за которым начиналось армянское село, точнее говоря то, что от него осталось. Он был построен нашими руками за каких то 3-4 дня (и ночи). Для строительства, матерьял брали из разрушенных подворий, ну и конечно булыжник, которого тут было в избытке. Оборудовали пулеметные гнезда по пириметру бойници, для стрельбы из автоматов. На мосту сделали подобие барикады, что бы на технике не смогли проскочить. Вобщем подготовились основательно.
Вооружение блок-поста состояло из двух крупнокалиберных пулемета ДШКа-"Утес"(чтобы вы себе это представляли, скажу, что при попадании в цель - разорвет попалам, вообщем, это нелечится) ЗУшка, БМП-2, миномет и это не считая штатного вооружения отделения.
Дежурство на БП это не значит что тупо сидиш и смотриш в дырку, нет. В наши обязанности входило, потрулирование и проверка всех, кто передвигался по мосту, а именно: проверка документов (были ориентировки и не только....) досмотр, задерживались все кто был без документов и без местной прописки.
Патрулирование велось усиленным нарядом, сосоящим из пяти человек, оно проводилось в поселке в ночное время суток, интервал между бойцами составлял 10-15 метров, в случии обнаружения свободно болтающихся мы могли открыть огонь без предупреждения, хотя этого не делали, так как в поселке был установлен комендантский час (23.00 - 7.00)
В одном из таких потрулирований мы попали в засаду и были отакованны неожиданно с двух сторон.

Ударив резкой вспышкой, порвав тишину ночи, взрыв разорвал всю карму бытия и сознания, разделив людей на живых и мёртвых. Внезапность, шок, испуг, всё... конец! что делать? Cмерчь огня из пулеметов и автоматов, бивших в упор пригвоздило тело к земле, а душа залезла под тело и зарылась где-то там внизу в земле, ища спасения от свинцового урагана пуль. Все онемело, свинцовый испуг наполнил руки своей тяжестью, сердце словно тенисный шарик скакало по всему телу, от пятки в гудь и резко в руку и наконец забилась в самый дальний угол по лопаткой.
Пули ударили густой невидимой мглой, с лязгом и визгом по всему, что было для них преградой, по заборам, деревьям, асфальту, столбам, вообщем всему, что стояло на их пути. Визг рекошетов слился в один общий вой, вытянув струны нервов до такого предела, что вот вот они просто лопнут от нечеловеческого напряжения. Канава, проходившая возле дороги, стала моим огневым рубежом, бастионом и крепостью. Гарь, мгла и пыль заволокло все то, что еще можно было разглядеть в ночи. Стрельба уже просто шла куда угодно, лишь бы стрелять лишь бы выжить. Пули начали бить уже совсем рядом между рук и ног, какимто чудесным образом минуя грешную душу.

В грохоте боя можно было различить какую-то речь и русскую и не русскую. Вопли и крики, стоны и мат, они уже тут, рядом, буквально в метре. Слышен лязг затворов, грохот автоматной очереди над головой, удар... Темнота, эта черная-черная темнота. И ничего больше, просто ничего. Ни чувств, ни запохов, ни звуков, н и ч е г о, где этот тунель? Или старец с книгой? Нет ничего и никого, одна только черная пустота. Ни чего не было и не будет, а было ли вообще что-то? А может это просто сон такой? Бах! Что это? Бабах... Резко открыл глаза, и вот оно все есть, воздух, запах, жизнь!

Рядом возле канавы, где я лежал стояла БМП-1 и гулко била из своей пушки. Бой уже гремел где-то впереди, зарево от пожаров горящих домов открыло страшную картину ночного боя. На дороге по которой мы несли потрулирование лежали неподвижные тела. Я истинктивно обернулся назад, взади меня шёл Санчё. Где он, я его не вижу, всматриваясь в темноту улицы, подсвечиваемую бликами от костов догоравших домов, я пытался рассматреть хоть что-то похожее на силуэт, хотя бы отдаленно напоминающий человека. Но нет, не вижу, надо подойти подальше, хотя бы до поворота, от туда должно быть лучше видно. Да, так и сделаю. Встану и пойду к повороту, подтянув к себе автомат я только сейчас заметил, что цивье на автомате разбито, а приклад на АКСе погнут. Упершись на остатки автомата я попытался встать как резкая боль в ноге свалила обратно на землю, рукой схватившись за место в ноге откуда полоснула дикая боль.
Боль была резкая и пронзающая, сапог на голени был пробит, кровь своей тягучей липкостью пропитала все, что выше колена. Жути прибовляло еще то, что я не знал характер и размеры повреждения, только на ощупь я понимал, что ни чего хорошего мне это не сулит. Чисто автоматически скинул РД (ранц десантника), достал перевязочный материал, с приклада снял жгут и намотал его выше колена. Затем наложил повязку и забинтовал абы как вместе с сапогом. Рядом возле меня лежал боевик, вытащив из под него авомат (тк мой пыл разбит) я пополз по траншее, к перекрестку, надеясь найти моего друга Санчё...
avatar
zamerz
Гуру
Гуру

Пол : Мужчина
Сообщения : 2097
Дата регистрации : 2012-02-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения